Exhibition

14.12.2018
(Русский) Санкт-Петербург, Русский музей
(Русский) Приключения цвета
Выставка «Алексей и Андреас Явленские. Приключения цвета» экспонировалась до этого в Малаге. В стенах Инженерного замка в Петербурге экспозиция заиграла по-новому

(Русский) Алексея Явленского (1864–1941), вошедшего в плеяду самых значимых живописцев прошлого века, просвещённая петербургская публика знает. Эта же публика что-то когда-то слышала о его сыне Андреасе (1902–1984), но до нынешней весны не была знакома с его творчеством. Теперь в залах Михайловского замка российские зрители сравнивали, сопоставляли или просто смотрели через призму семейной истории на работы таких разных ближайших родственников

ИКОНОПИСЕЦ ДВАДЦАТОГО СТОЛЕТИЯ

Совместная выставка при жизни обоих Явленских успела состояться только одна — в Берлине. Учитывая, что и отец, и сын жили и творили вдалеке от России, произведений их в нашей стране ничтожно мало. Дочь Андреаса Ангелика Явленски-Бианкони решила эту ситуацию исправить и показать наследие отца на его родине, поскольку он тоже сложился в очень интересного и самобытного художника.

Блестящее военное будущее её деда Алексея Явленского, как всем казалось, было предопределено. Однако в 32 года он ушёл в оставку, чтобы посвятить свою жизнь живописи. В Петербурге он успел поучиться у самого Ильи Репина. Обзаведясь после переезда в Германию фамильной приставкой «фон», Алексей поступил в частную художественную школу Антона Ашбе. Воспитанники этого заведения потом стали один другого знаменитее — Кузьма Петров-Водкин, Василий Кандинский или Давид Бурлюк, состоявшийся не только как поэт.

…Совместная выставка при жизни обоих Явленских успела состояться только одна — в Берлине. Учитывая, что и отец, и сын жили и творили вдалеке от России, произведений их в нашей стране ничтожно мало…

Творческий стиль Явленского на протяжении многих лет формировался под влиянием различных художников той эпохи. Всё началось с великого учителя, реалиста Репина, затем было увлечение импрессионизмом, постимпрессионизмом и восхищение Ван Гогом. Цвет стал главным инструментом живописи в период вдохновения фовизмом и знакомства с Анри Матиссом. А ещё Алексей входил в творческое объединение «Синий всадник», созданное всё тем же Кандинским в дуэте с выдающимся немецким экспрессионистом Францем Марком. Последний отметил, между прочим, талант Явленского-младшего. После переезда в Швейцарию, где, как известно, натуру искать не надо, художник начал создавать цикл работ «Вариации», посвящённый ландшафтной тематике.

Серии «Мистические головы», «Абстрактные головы» и «Лики спасителя» художник писал, вдохновляясь русскими и византийскими иконами, и получил прозвище «иконописец XX века». Последний период его творчества ознаменовался прогрессирующей болезнью суставов. В какой-то момент круговые движения уже не удавались и более тысячи «медитаций» на небольших листах бумаги совершались широкими горизонтальными, вертикальными и диагональными мазками, причём кисть приходилось поддерживать другой рукой. Так эксперименты вылились в новую манеру живописи, когда ощущение условности на картине достигает предела, а цвет становится скорбным. Историки исскуства уверяют, что аналогов таким произведениям в XX веке нет.

Запечатлеть увиденное и сразу поделиться — искусство мгновенно выходит за стены музейных залов

На выставке каждый период творчества художника документировали несколько его работ. Нельзя было придумать более точного названия для проекта, чем «приключения цвета». Когда-то Явленский даже разработал собственную колористическую систему. Цвет его предельно интенсивен и сам по себе является объектом произведения.

СКВОЗЬ ТЕНЬ

И легко, и трудно быть сыном выдающегося художника. Легко, потому что в самом раннем возрасте, когда тебе лет пять, отец, видя твои способности, ставит тебе объекты для натюрморта и позволяет работать в своём ателье. Потому что с гордостью показывает гостям повешенные на стену яркие детские рисунки и требует от тебя для твоего же блага по одному сюжету в день. Трудно, потому что быть сыном прославленного человека — почти непосильный груз. Все вокруг твердят, что двух гениальных артистов в семье быть не может, а ты сам пытаешься доказать не столько отцу и его знаменитым коллегам, сколько себе, что быть художником — это и твой путь.

Заместитель директора ГРМ по научной работе Евгения Петрова и дочь Андреаса Ангелика Явленски-Бианкони

В ранних работах ощущается влияние отца-вдохновителяи отца-наблюдателя, впрочем, у цвета Явленского-младшего были свой путь и свои приключения. В натюрмортах, пейзажах и жанровых сценах русской жизни чувствуется сказочная аура.

…Палитра позднего периода  творчества Андреаса фантастически выразительна. На выставке публика увидела наполненные солнцем и воздухом пейзажи и портреты…

Ещё в юном возрасте Андреас начал писать пейзажи Отечества, которого никогда в жизни не видел. Во время вой­ны он наконец попал на родину, но как враг. В военном плену он уже ожидал смертной казни, однако приговор был смягчён, и Явленский оказался в трудовых лагерях Сибири. Война не пощадила и его произведения. Во время бомбардировки Висбадена, города, где экспрессионист жил с 20 лет, погибла большая часть его ранних работ. Через 10 лет художник вернулся в Европу и прожил там до конца своих дней.

Экспозиция вызвала живой интерес у гостей вернисажа

Палитра позднего периода его творчества фантастически выразительна. На выставке публика увидела наполненные солнцем и воздухом пейзажи и портреты. В конце жизни он оставил творчество и сконцентрировался на создании семейного архива. Как живописец он так и остался в тени славы знаменитого отца, но своими самобытными работами увековечил не только своё, но и родительское имя.